Глава 22. Скинув халатик, Карина с звучным визгом ринулась в воду
Обмен учебными материалами


Глава 22. Скинув халат, Карина с громким визгом бросилась в воду



Скинув халат, Карина с громким визгом бросилась в воду. Сергей — за ней. Стоя на мелководье, они, как дети, осыпали друг друга тучами брызг.

— Давай поплаваем, — предложил Сергей, потянув Карину в глубину.

— Я боюсь, — испуганно пискнула она и все же, фырча, как паровоз, поплюхала за мужем.

«Нашли время для купания!» — чертыхнулась я, напряженно вглядываясь в темноту. Голоса постепенно отдалялись.

— Ай! — вдруг раздался приглушенный вскрик и, оборвавшись, затих.

Минут через пять на берег вышел Сергей, спокойно собрал разбросанную одежду и, не оглядываясь, пошел к поселку.

— Карина! Карина, где ты? — обеспокоенно позвала я.

Карина не отвечала…

Стащив через голову сарафан, я, не раздумывая, прыгнула в холодную воду. Безжизненное тело удалось найти метрах в тридцати от берега. К счастью, течение в этом месте оказалось не сильным…

Положив Карину на песок, я принялась делать искусственное дыхание.

— Ну же, дыши, дыши! — упрашивала я ее, понимая, что шансов на спасение почти не осталось.

Уловив слабый пульс, я накрыла Карину какой-то грязной тряпкой, валявшейся на песке, и изо всех сил бросилась к шоссе. По понятным причинам бежать в поселок не имело смысла.

— Эй, стой, стой! — отчаянно замахала я руками, увидев раздолбанный «жигуль», двигавшийся в сторону города. Машина резко затормозила, слегка задев меня правым крылом. Не удержавшись на ногах, я отлетела к обочине, пребольно стукнувшись головой об асфальт.

— Ты что, дура, под колеса бросаешься, — выскочил на дорогу помятого вида мужик.

— Пожалуйста, помогите мне! — отчаянно закричала я, увлекая его за собой.

— Да что случилось-то? — вытаращил глаза мужик, пытаясь удержать меня за руку.

— Там девушка, она умирает, ее надо отвезти в больницу!

Не задавая лишних вопросов, мужик бегом спустился к берегу, взвалил Карину на плечи и потащил к машине.

Ближайшая больница оказалась рядом. Карину отвезли в реанимационное отделение и подключили к искусственной вентиляции легких. Будет ли она жить, никто не знал. Врачи, констатировав клиническую смерть, делали все возможное, чтобы привести ее в чувство.

— Вы бы, девушка, шли домой, — участливо посоветовала мне пожилая нянечка, убиравшаяся в приемном покое, — а завтра узнаете, как тут ваша подруга. У нас доктора хорошие, и не таких вытаскивали. Давеча соколика привезли: грудь, как решето, в трех местах прострелена. Кровищи было, ужас! И ничего, выжил. Бог даст, и у нее все обойдется…

Поблагодарив старушку, я поймала попутку и, сама не зная зачем, поехала в поселок. «Я люблю Карину… я люблю Карину…» — стучали в висках слова Сергея. Почему же он ее убил? Почему?

На часах было два часа ночи. На даче горел свет. Заглянув в окно, я увидела Сергея. Как ни в чем не бывало, он сидел за столом и пил водку. Задохнувшись от возмущения, я хотела ворваться в комнату и…



— Иди сюда, — крикнул кому-то Сергей, пытаясь подцепить вилкой маринованный огурец. Только сейчас я заметила, что стол был сервирован на двоих.

— Иду, иду! — раздался мужской голос и в комнату зашел… Роман.

Зажав руками рот, я без сил опустилась на землю.

— Наконец-то я избавился от этой суки, — услышала я пьяный голос Сергея. — Если бы ты только знал, как она меня достала! Она совала свой нос везде. Считала каждый доллар, проверяла, правильно ли я трачу деньги, как провожу сделки. Она была моим компаньоном по бизнесу, моим спонсором. Больше у меня нет компаньонов. Теперь я сам себе и спонсор и компаньон в одном лице. Все осталось позади. Эта сука могла в любой момент превратить мой бизнес в пыль, сделать меня банкротом, как кутенка вышвырнуть на улицу… Сколько же лет я терпел эту тварь, страшно подумать! Терпел и боялся! После ее похорон, ее родители передадут мне все, что когда-то принадлежало их дочери. Мне даже не верится, что можно жить и не зависеть от нее. Я как будто заново родился! С этой ночи я богатый вдовец, преуспевающий бизнесмен, который имеет собственное дело в Штатах. У меня будет шикарная жизнь, шикарные девочки, даже море девочек…

— Подонок! — взревела я и, в два прыжка преодолев пространство до крыльца, влетела в дом. Подскочив к столу, налила себе полную рюмку водки, выпила ее и, с грохотом отодвинув тяжелый стул из канадского дуба, села напротив Романа, закинув ногу на ногу.

Лица мужчин удивленно вытянулись.

— Привет, Рома! Ты так быстро укатил, что мне пришлось слегка понервничать, пока я добиралась из Крыма в Москву. Я хотела тебя предупредить, что все отменяется.

— Что отменяется? — опешил Роман.

— Карина должна жить. Все, отбой!

Мужчины переглянулись.

— Надо же, — продолжала я, — а я и не знала, что вы знакомы. Вы познакомились в Крыму или здесь, в Москве?

Проигнорировав мой вопрос, Роман, тяжело вздохнув, сказал:

— Света, ты приехала слишком поздно. Карины больше нет…

— Как нет?

— Вот так. Казнь свершилась…

— И кто же был палачом?

— Я, кто же еще? — опустил глаза Роман. — Очень жаль, что ты опоздала, но время вспять не повернешь. В общем, получилось так, что Сергей стал невольным свидетелем преступления. Короче, тут попахивает тюрьмой. Пойду по статье не только я, но и ты.

— К чему ты это говоришь?

— К тому, что утром Сергей собирается идти в милицию.

Восхищению моему не было предела. Так сыграть, как играли эти мерзавцы, мог бы не всякий актер. Полное отсутствие страха! Абсолютная уверенность в собственной безнаказанности.

Сергей встал и, потирая руки, как маятник, заходил по комнате.

— Света! Какое право ты имела встревать в мою личную жизнь? Тебе хорошо известно, что Карину я любил больше жизни! — в голосе его зазвучало отчаяние. — Я засажу и тебя, и твоего дружка надолго, если не навсегда. Вы лишили меня будущего, мои дети теперь никогда не родятся! Я даже не предполагал, что ты способна на такое! Дрянь!!!

Выслушав эту тираду, я усмехнулась и, показав глазами на Романа, спросила:

— Если мой дружочек такой хреновый, то какого черта ты сидишь с ним за одним столом, пьешь водку и слушаешь музыку? Ведь убили твою любимую женщину…

Сергей замялся:

— Дело в том, что Карину уже не вернешь, но мы могли бы договориться…

— О чем?

В этот момент инициативу перехватил Роман. Он дал Сергею знак, чтобы тот замолчал, и взял разговор «в свои руки».

— Сергей не пойдет в милицию в том случае, если мы заплатим ему некоторую сумму…

— Даже так… — протянула я.

— Даже так, — улыбнулся Роман. — Молчание Сергея стоит пятьдесят тысяч долларов. От своих пяти я отказываюсь. Сейчас главное — это свобода, а она, как известно, дороже.

Я удивленно посмотрела на Романа.

— А с чего ты взял, что у меня есть такая сумма?

— Сергей говорил мне, что ты связалась с какими-то бандитами и стянула у них портфельчик с деньгами. Тебя хотят убить…

Побледнев от ярости, я бросила на Сергея уничижительный взгляд.

— Те ребята, у которых ты стащила портфельчик, сказали, что в нем лежат пятьдесят тысяч. Они Приходили ко мне после того раза, когда ты у меня ночевала. Я сумел убедить их в том, что у нас с тобой была случайная связь. Они видели Карину и поняли, что ты ко мне больше не придешь. В общем, ты отдаешь этот портфельчик мне, а я никому не скажу о том, что ты убила мою жену. Она пошла купаться и случайно утонула…

Я встала, подошла к двери и глухо произнесла:

— Как здорово вы все это придумали, ничего не скажешь! Прямо как по нотам разыграли… Решили меня на денежки развести? Сережа, а зачем тебе деньги, если у тебя их и так много?

— Денег никогда не бывает много. Чем больше имеешь, тем больше хочется. Лишние деньги никому не помешают.

— Пятьдесят тысяч долларов для тебя, как копейка для рядового инженера, — потратишь и не заметишь. Ведь, убив Карину, ты, наконец, стал самостоятельным бизнесменом, и спонсором, и компаньоном в одном лице!

— Я не убивал Карину, — побледнел Сергей.

— Убивал. Ты убил ее жестоко и хладнокровно. Ты привез ее на дачу, накормил шашлыками, напоил шампанским, оттрахал в спальне, а затем утопил в речке, собрал вещи и вернулся в дом. Я все видела, дорогой!

— Кто тебе поверит?! — вскричал Сергей.

— Поверят, не волнуйся! Я была не одна, — на ходу придумала я.

— А с кем? — переглянулись мужчины.

— Неважно, — усмехнулась я.

Ах ты сука! — лицо Сергея исказилось. Боже мой, как меняются люди прямо на глазах… — Какая же ты сука! Что ты повсюду суешь свой нос? Какое право ты имеешь лезть в мою жизнь?! Я сделал со своей женой то, что счел нужным. Наши семейные разборки тебя не касаются, понятно?!

— Понятно, понятно, — насмешливо кивнула я. — Мне теперь понятно, что замуж я никогда не выйду… Насмотрелась уже, как нашего брата мочат…

— Заткнись, сука! — выхватив из кармана пистолет, Роман, не целясь, нажал на курок. Выскочив за дверь, я бросилась бежать. За спиной раздавались частые хлопки выстрелов. Затем они прекратились. На мгновение обернувшись, я увидела, что Роман по-прежнему гонится за мной. В темноте смутно белела его футболка, приближаясь все ближе и ближе. Припустив с новой силой, я метнулась в лес и помчалась вперед, спотыкаясь и падая на каждом шагу.

— Стой, стой… — далеко позади хрипел злобный голос.

Наконец, свалившись в какую-то яму, я с трудом перевела дух и, осторожно высунув голову, огляделась по сторонам. Никого… Тишина…

С трудом дождавшись рассвета, я вышла на пустынное шоссе и, шатаясь, как тень, сама не зная куда, побрела по росистой обочине. На мое счастье вскоре за спиной раздался шум мотора. Сердобольный дядька, с утра пораньше собравшийся на дачу, подвез меня до больницы, где лежала Карина.

— Это кто ж тебя так? — ахнула бабка в приемном покое и принялась обрабатывать зеленкой кровоточащие ссадины и порезы, густой сеткой покрывавшие лицо и тело. Вместо безнадежно разодранного сарафана она же принесла мне поношенную юбку мышиного цвета и под стать ей шерстяную кофту.

— Может, в милицию надо заявить, дочка? — деликатно спросила она.

Отказавшись, я пошла в ординаторскую узнать о здоровье Карины.

— Ваша подруга потихоньку приходит в себя… — с порога обрадовал меня дежурный врач. При слове «подруга» я тепло улыбнулась. От прежней ненависти к Карине не осталось и следа. Бедная, беззащитная девчонка, преданная мужем… Подарившая ему лучшие годы своей жизни… Если она сумеет выкарабкаться, а она сумеет, я почти не сомневалась в этом, мы с ней обязательно подружимся… Ведь нам больше некого делить… — …Поначалу мы уже совсем было потеряли надежду. Кома, знаете ли, это не шутка…

— Кома… — упавшим голосом произнесла я.

Да, душенька, кома… Страшная вещь, я вам скажу! Сознания нет, реакции на внешние раздражители отсутствуют, человек, по сути дела, находится за гранью… Но, к счастью, молодой организм сумел справиться с этой незадачей. Буквально полчаса назад ваша подруга открыла глаза и тихо спросила: «Где я?» На такое улучшение, собственно, никто даже и не рассчитывал! Реаниматологи просто молодцы — они сделали невозможное! Ведь девушка более шести минут пребывала в состоянии клинической смерти, за это время клетки мозга обычно необратимо разрушаются, но все обошлось, все обошлось… Если бы вы привезли ее чуть позже, чуда бы не произошло… Да… Еще повезло, что в той реке, где она купалась, вода была холодная. В теплой воде достаточно трех минут, чтобы все закончилось. Ну, не буду вас больше пугать, миленькая, не буду пугать… Одно могу сказать определенно: девушка будет абсолютно здоровой и, надеюсь, счастливой.

— Я могу ее повидать? — спросила я.

— Конечно. Я думаю, она будет рада увидеть свою спасительницу.

— Вы знаете, в тот момент, когда я доставала ее из воды и откачивала, перед глазами пробежала вся моя жизнь, будто я сама умираю…

— Я вас понимаю, — улыбнулся врач и повел меня в палату, где лежала Карина.

Карина была опутана многочисленными трубочками и проводами, подключенными к работающим приборам. Против ожидания, выглядела она неплохо. Я села на краешек ее кровати и поцеловала в щеку.

— Здравствуй, Света, — тихо сказала Карина. По щекам ее покатились слезинки.

— Не надо, не плачь. Все уже позади, — улыбнулась я.

— Я знаю, что меня утопил Сергей… Расскажи, как это произошло? И еще: что говорят врачи?

Врачи говорят, что теперь ты будешь жить до ста лет. А Сергей… Усевшись поудобнее, я в подробностях рассказала о событиях вчерашнего вечера Карина внимательно слушала меня, не сводя грустных глаз.

— Значит, Сергей думает, что я мертва? — спросила она, когда я закончила.

— Да, он думает именно так.

— Вот и пусть думает. Смотри, не проговорись ему! Как только я поднимусь на ноги, устрою ему такое, что ты даже и представить себе не можешь…

— Сергей был не один. Ты когда-нибудь видела Романа раньше? Того самого Романа, который был со мной в Феодосии?

— Нет, не видела, — после небольшой паузы ответила Карина. — Спасибо тебе! — вдруг сказала она.

— За что? — удивилась я.

— Ты спасла мне жизнь…

— Несколько дней назад я хотела ее у тебя отнять…

— Все в прошлом… Давай забудем об этом, забудем навсегда… Знаешь, ближе, чем ты, у меня теперь никого нет.

— У меня тоже, — улыбнулась я сквозь слезы и, быстро взглянув на часы, извиняющимся тоном произнесла: — Карина, мне нужно уехать ненадолго. Ты пока лежи и поправляйся.

— Ты вернешься? — Карина испуганно посмотрела на меня.

— Конечно, вернусь! Мне нужно кое-что узнать. К вечеру я обязательно буду. Ты только жди меня. Обещаешь?

— Обещаю. А тебя не убьют?

— Да ты что! Я ведь живучая, как кошка! Роман в меня стрелял, стрелял и ни разу не попал. Может, меня пули не берут?

— Не говори так, сглазишь, — всхлипнула Карина. — Теперь ты моя подруга. Ты мне как сестра!

— Спасибо, — я взяла Карину за руку и поцеловала в раскрытую ладонь.

— Знаешь, он специально вызвал меня из Америки и уговорил остаться здесь навсегда. Он все обдумал заранее… Каждый раз, когда он целовал меня в губы, он представлял, как отправляет меня на тот свет…

— Не надо, — прошептала я. — Не думай о плохом. Тебе нельзя волноваться.

Карина, улыбнувшись, закрыла глаза. Я встала, дружелюбно посмотрела на нее и вышла из палаты…


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная